Герой войны и тыла…

Виктор Михайлович ГрызуновВиктор Михайлович Грызунов родился в 1926 году. Его можно с уверенностью назвать как участником Великой Отечественной, так и героем тыла, так определил его год рождения. Воевал на Дальнем Востоке, а прожил всю «сознательную» трудовую жизнь в Самаре в поселке Мехзавод, работая на механическом заводе.

Местом появления на свет Виктора стала Сибирь. У него была небольшая по тем временам (двое детей) семья, которой часто приходилось переезжать, а все потому, что отец его был человеком необыкновенным: он горой стоял за справедливость. Не всегда это качество приносит человеку пользу, но главное, что эту пользу он приносил другим.

Время было тяжелое, давно не секрет, что арестовывали и ссылали людей по любому навету и без него. Так вот папа Виктора писал жалобы, прошения о пересмотре дел безвинно осужденных. Он был очень талантлив, у него было «чувство слова». К нему шли и ехали из городов и деревень, и он никому не отказывал. Часто его «вызывали» и намекали, что не тем занимается, тогда семья переезжала, но за правду отец бороться не переставал.

Перед войной Вите было 15 лет, он учился в 7 классе, и хоть война была от них далековата, учебу пришлось оставить. Виктора «призвали» на творческий фронт. Он красиво рисовал, и если б не война, может, стал бы художником. Мальчишку освободили от учебы, чтобы он в клубе поселка Тетюха занимался художественно-агитационной работой. Писал лозунги, призывы, плакаты на военно-патриотическую тематику. Два года «информационного фронта» (и спектакли ставили, сами сценарии писали) пролетели незаметно, и рослый, крепкий парень, пусть и семнадцатилетний, «вырывается на фронт».

Он служил в береговой части при штабе Тихо-океанского флота. Сутками охраняли секретные объекты. Говорит, что вроде бы и не в бой идешь, а страшновато одному среди ночи стоять, скажем, у огромного склада. Во время Японской войны Виктора отобрали для помощи штабным работникам в расшифровке перехваченных радиограмм. Этому послужила его дотошность и щепетильность. Конечно, он не понимал японского языка и делал черновую работу, а именно: распределял по первому иероглифу в какую и кому стопку отправить.

Радиограмм перехватывали по восемь мешков в день (в буквальном смысле). Конечно, не все расшифровывались, ведь японцы большие мастера в этом деле, но ничего, читали… Помнит Виктор День Победы. По воле своей деятельности, они узнали о Победе раньше всех. Да, если честно, Победу ожидали уже все. Великий день Виктор встретил в звании главного старшины. Был большой праздник. Главному старшине предложили остаться сверхсрочно в разведке, и он остался еще на три года. Чем занимались? Секрет! Времени прошло много, но Виктор Михайлович помнит, как им тогда говорили: «Нигде и никогда не рассказывать, что работали на секретном участке!» Старый солдат, для него и через 70 лет клятва имеет значение!

Хорошо помнит ветеран японцев. Их, пленных, тогда было много во Владивостоке. Хотя пленом их жизнь не назовешь — нашим пленным так нормально не было нигде. Японцы обычно ходили строем. «Дети солнца» — так они себя называли, таковыми и считали. По городу шли по пояс раздетые, все одного роста, черненькие, в основном кудрявые… Общительные, опять же, все по-русски понимали. В парк их отпускали гулять, вот они и пытались общаться.

Пришло время демобилизации, его отправили в Горький. Работы на заводах не было и для своих, а тут «чужой». С огромным трудом устроился грузчиком на «Красное Сормово». Два года учебы в высшей партийной школе не облегчали груз весом в 120 кг, здоровье дало сбой, но уволиться было нельзя. В то время это грозило статьей. Дирекция говорила: «Работай, мы тебя сюда не звали!» Вопрос о своем увольнении он поднимал даже на партийном собрании — все без толку.

Написал письмо лично Клименту Ворошилову. Спрашивал у командарма, почему он не хозяин своей жизни? Почему он не имеет никаких прав? Почему положение рабочих на заводе ужасающе? Ни профком, ни партком не вступаются за работника. Как ни странно, после таких слов его не «взяли» и не посадили, а отпустили. До сих пор хранит ветеран конверт с письмом от Ворошилова. Отступая, следует сказать, что Клемент Ефремович не раз вступался за рабочих и инженеров советских предприятий. Если б не он, авторскую команду, выпускающую танк КВ, могли бы арестовать по навету.

Виктор Михайлович ГрызуновТак в 26 лет оказался Виктор Михайлович в Куйбышеве у своего друга в поселке Мехзавод. С этого времени и пошло его новое летоисчисление свободного и счастливого человека. На Механический завод его приняли сразу. Попал Виктор в 21 цех. Цех был инструментальный, что очень нравилось нашему герою, ибо он очень любил мелкие работы, еще когда выписывал иероглифы, у него лучше всех получалось. Должность его называлась слесарь-лекальщик. Виктор Михайлович говорит, что рожден был для этой работы!

Если можно человека назвать счастливым, потому что он любит свою работу, то Виктор Грызунов был счастлив! Всю оставшуюся жизнь Виктор проработал слесарем-лекальщиком. Он окончил механический техникум при заводе, повысил разряд, должность. Виктор выполнял самые сложные работы, вплоть до «доводки мерных плиток». Плитка — это инструмент, по которому настраивают другой инструмент. Их размер, бывает, доходит до полмиллиметра. У нее зеркальная поверхность, высокая твердость и т. д. Делал шаблоны — выполнял все самые точные работы.

Платили хорошо. Никогда не жаловался. Одним из важных общественных поручений стала работа над бронзовым памятником солдатам и передовикам труда военного времени. Виктор Михайлович всегда отличался художественным талантом. «Я — художник!», — говорит он мне. Вот художественные работы в производстве памятника и выполнял Виктор Грызунов. Сейчас к этому памятнику приходит молодежь, с него начинают на Мехзаводе празднование 9 Мая.

Личная жизнь Виктора Михайловича тоже сложилась в поселке Мехзавод. Много было вокруг молодых красивых девчонок (он и сам был и есть хорош собой), а выбрал в жены Нину Ивановну Стоянову. Была она директором школы № 103. Приятно было молодому рабочему, что в него влюбилась, аж сама директриса. Да и квартира у нее была. Правда, как поженились — завод дал новую, большую, где и родилась у них дочка.

Говорю, может по расчету женились? Смеется ветеран: «Может и по расчету, только прожили в любви и верности много лет». Нина Ивановна сейчас тяжело болеет, но характер никуда не денешь — все равно командует, как раньше в школе. Виктор Михайлович приходит на праздники в ГБУ СО «ЦСО Красноглинского района г. о. Самара» с удовольствием. Особенно, когда встречаются ветераны завода. Вот и на награждении юбилейной медалью пел вместе со всеми военные песни. Малыши с детского сада фотографировались с дедушкой-солдатом — уж больно «колоритная личность» — будут своим внукам показывать!

Татьяна Воронина, специально для ИА «Рассвет»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *