Признаки негуманного ведения войны

Принципы ведения войны на УкраинеВ некоторых случаях уголовное право и международное законодательство квалифицирует стрельбу из пушек по жилым домам и кварталам как жестокое обращение с гражданским населением. Жестокость заключается в разрушении материальных ценностей не военного назначения.

В других случаях юристы-международники испытывают реальные затруднения в квалификации таких преступлений как «преступление против мира и человечества», не видят и не замечают признаки негуманного ведения войны. Потому что в начале арткононады по жилью граждан властью отдаётся приказ о так называемой «антитеррористической операция» и не ясно, идёт ли «война» или усмирение бунта. События на границе Украины показывают, что эта тема особенно злободневна сейчас.

Статья 356 Уголовного кодекса Российской Федерации относит к применению запрещенных средств и методов ведения войны жестокое обращение не только с военнопленными, но и с гражданским населением.

Сейчас украинскими вооружёнными силами снаряды направляются в стены жилых домов. Такое количество «случайных» попаданий невозможно.

Сложность же для юридической научной общественности в таком случае образует разбирательство того противоречия, что с одной стороны в гражданском противостоянии в Донецкой и других народных республиках официально война никому не объявлена, а для артиллерийских залпов формально заявлено лишь об «антитеррористической операции».

Если идёт гражданское противостояние, то, казалось бы, нет повода для квалификации стрельбы по жилым домам как военного преступления.

И наоборот, если война идёт полным ходом, даже не объявленная, то итог её может закончиться Гаагским трибуналом, как в своё время Нюрнбергским. Но Украинские власти двулично не издают акта о применении боевых средств и планировании, исполнении войсковых операций.

Революции в арабских странахАрабские революции: их последствия и причины их возникновения.

Как сложится экономика в будущем между Россией и странами СНГ? Возможные сценарии изложены в нашей статье.

Всесторонняя помощь беженцам из Украины от Самарской области: http://rassvet-info.ru/events/samara/bezhentsy-v-samarskoy-oblasti.html

Представляется, что такие правовые особенности не препятствуют в настоящее время правильной квалификации деяния как преступления против мира и человечестве.

Те, кто служил в армии, знают, что приказы о начале и окончании ведения силовых операций, направленных на «уничтожение живой силы» противника, уничтожение сил и средств его обороны и начало, либо окончание наступления (перемещения) живой силы и огневых средств оформляются какими-либо письменными актами (приказом, планом, директивой, решением на карте).

Тогда если в них упоминаются силовые подразделения далеко не внутреннего назначения, а именно вооружённые силы страны, не имеет значения, была ли де-юре война объявлена или нет, если она де-факто ведётся.

Главным признаком военных действий является применение Вооружённых сил страны, а не её полицейских или антитеррористических подразделений.

Даже если вооружённые силы страны по её конституционным законам вправе применяться для антитеррористической операции, их применение расценивается международным правом как метод ведения войны, а не локального решения внутринациональных вопросов.

Несомненно, разработка спецопераций — компетенция спецслужб: если отдаются приказы руководителями органов внутренних дел, то такие приказы исполняются их подчинёнными антитеррористическими подразделениями, а не армией, то есть не вооружёнными силами.

События на Украине показывают, что решения на введение на территорию конфликта вооруженных сил страны приняты высшим руководством, а не ведомствами. К тому же огневые действия ведутся армией, именно регулярными вооружёнными силами и их частями и соединениями, а не только полицейскими подразделениями государства, не правоохранительными органами самостоятельно. Таким образом, следует особо отметить, что планирование «войсковых операций» отличают в данном случае именно «войсковые» действия, исполняемые украинскими вооружёнными силами.

Оснований для утверждения, что идёт внутренняя контр операция, силами правоохранительных подразделений, совершенно нет. Если в силовых операциях участвуют Вооружённые силы, то это уже война и боевые действия подпадают под нормы международного права о наказуемости негуманных методов ведения войны.

Разбомбленный СлавняскПодсудность таких преступлений со времен Нюрнбергского трибунала, осудившего фашистских преступников, принадлежит, согласно международных норм права, таким органам, которые созданы либо специально создаются международным сообществом для цели осуждения и пресечения варварских методов действия против гражданского и мирного населения.

Международный Нюрнбергский трибунал, подобно действующему в настоящее время Гаагскому трибуналу, стоял на защите идеалов мира и человеколюбия. Недопустимо направление орудийных стволов в материальные ценности невоенного назначения: разрушение жилища мирных граждан для целей устрашения является преступлением.

На множестве видеозаписей в информационном потоке сведений о ходе боевых действий на бывшей территории Украины, не сумевшей сохранить свою целостность как единой страны, видны разрушения жилых домов «взбунтовавшихся республик» от орудийных выстрелов. И говорить о том, что это — результат действия правоохранительных сил страны не приходится: полицейские крупнокалиберной артиллерией для разгона демонстрантов никогда не вооружались. Тогда это война, но война со своим безоружным народом.

Преступления против мира и человечества не имеют срока давности. Криминалистическим признаком того, что в «необъявленной» войне задействованы вооружённые силы, подчиняющиеся высшему украинскому руководству страны, а не ее ведомственному начальству, являются не только приказы и указы, боевые карты и донесения, как документы, но и сами факты лишения граждан, не участвовавших в войне, их жилья и имущества, запугивания и угрозы, оскорбления со стороны военных чинов действиями при гражданских досмотрах, обысках, облавах и зачистках.

Надеемся, юридическое сообщество и научная общественность страны взвешенно и обоснованно подойдёт к вопросу о правовой оценке современных реалий внутреннего конфликта в соседней стране.

Адвокат Дмитрий Скворцов, специально для ИА «Рассвет»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *